Задача Фосагро – не допустить такого кризиса, когда необходимо закрытие заводов

Задача Фосагро – не допустить такого кризиса, когда необходимо закрытие заводов

Задача Фосагро – не допустить такого кризиса, когда необходимо закрытие заводов

Сырьевые компании в 2020 г. попали в «идеальный шторм»: развал сделки ОПЕК+, падение цен на нефть, пандемия коронавируса и ограничительные меры для борьбы с ней, принятые практически по всему миру, говорит Андрей Гурьев, гендиректор «Фосагро» – лидирующего поставщика минеральных удобрений на отечественный рынок. Для отрасли ситуация осложнилась и историческими минимумами цен на продукцию: стоимость тонны фосфорных удобрений опускалась до $270. Как пройти кризис, не допустить закрытия заводов, продолжать инвестиции и готовиться к новому технологическому будущему, – Гурьев рассказывает в интервью «Ведомостям». 

– Как рынок удобрений, российский и глобальный, реагирует на кризис? Российская ассоциация производителей удобрений отчитывалась о росте поставок на внутренний рынок. По итогам I квартала «Фосагро» увеличила и производство, и отгрузки преимущественно за счет внутреннего рынка. Это как-то связано с сокращением доли экспорта или выросла потребность у отечественных потребителей?

– Коронавирус индустрию минеральных удобрений застал где-то в начале января: более трети китайского производства фосфорных минеральных удобрений находится в провинции Хубэй – центре распространения коронавируса. Часть предприятий была остановлена, часть снизила загрузку. За февраль – март Китай недовыпустил порядка 2 млн т фосфорных удобрений. Это значимое сокращение, которое сильно поддержало рынок в I квартале: цены выросли с $270 до более $300 за тонну фосфорных удобрений и были стабильны до окончания карантина в Китае.

В самом конце I квартала цены на удобрения стали снижаться: китайцы полностью запустили производства в провинции Хубэй, причем даже в большем объеме, чем это было до коронавируса. Свое влияние оказала девальвация юаня и меры поддержки экспорта, принятые Китаем. Это и скидки на железнодорожные тарифы, электричество, и 20%-ная скидка на перевалку в портах. И, безусловно, Китай стал явным выгодоприобретателем от развала сделки ОПЕК+, когда цена на нефть упала и потянула за собой цены на все энергоносители, в том числе и газ, и, конечно же, уголь. Соответственно, себестоимость азотной составляющей минеральных удобрений в Китае катастрофически упала.

Понимая, что момент, с учетом пандемии, кризисный, «Фосагро» приняла решение максимально обнулить склады в Европе, Латинской Америке и России, чтобы иметь достаточную гибкость в принятии дальнейших решений. Тем более, что спрос на минеральные удобрения в I квартале был высоким практически на всех ключевых рынках.

И прежде всего на приоритетном для «Фосагро» отечественном рынке. В I квартале мы нарастили поставки почти в 1,5 раза – до 1,2 млн т. Для сравнения: это более половины от годового объема поставок на внутренний рынок еще пять лет назад. С учетом повышенного спроса нам пришлось переориентировать часть поставок с экспорта. Пик поставок российским аграриям пришелся на март, когда в мире уже была объявлена пандемия коронавируса.

В ковидный период у потребителей вырос спрос на электронные коммуникации. Мы перевели в промышленную эксплуатацию онлайн торговую платформу: через нее были заключены первые контракты со средними и малыми фермерскими хозяйствами. Растут объемы торгов удобрениями на бирже: на начало мая там было продано вдвое больше, чем за весь 2019 год.

При благоприятной ценовой конъюнктуре наши удобрения приехали и на важные для «Фосагро» рынки США, Бразилии, Индии, на тот момент еще не охваченные пандемией.

Все это привело к росту наших продаж. И компания встретила кризис без давления со стороны складов, имея возможность свободно торговать при хорошей себестоимости производства, по сути, с колес.

– Верно ли предположить, что для российских и глобальных сырьевых компаний II квартал будет гораздо труднее, так как именно на него пришлись жесткие карантины?

– Минеральные удобрения – это сезонный бизнес. Есть весенняя посевная и есть осенняя посевная. И между ними идет накопление на складах. То есть внесение минеральных удобрений в 90% случаев проходит два раза в год. И между ними формируются запасы и заполняются склады. И II квартал у нас практически весь законтрактован. Пока я не вижу никаких проблем со спросом. Но они могут появиться, когда мир столкнется со второй волной пандемии, которую предрекают в октябре и ноябре.

В то же время я оптимистично оцениваю ситуацию на внутреннем рынке. За последние пять лет потребление на нем выросло почти в 1,5 раза. По данным РАПУ, поставки удобрений российским аграриям в 2019 г. выросли на 14,5% до 9,5 млн т. Это рекордное значение за последние 20 лет. В этом году ожидается рост потребления еще на 5–10%. Особенностью весеннего сезона стало стремление аграриев извлечь максимум из удачной ценовой ситуации: они закупили фосфорные и NPK-удобрения (минеральный комплекс удобрений: азот, фосфор, калий) не только под весенний, но и частично под осенний сев.

Сейчас у всех много вопросов. Каким будет этот мир в следующее полугодие? Какие компании останутся на плаву и смогут работать на новом рынке и по новым глобальным правилам? Могу предположить, что мир только в начале экономического кризиса, мы еще даже не упали туда, куда должны упасть, – с точки зрения возможного сокращения спроса. И говорить о том, что мы выходим из кризиса или что выйдем из него в мае или июне, объективно нельзя.

Вероятно, экономика, немного вздохнет, но это может быть лишь временной передышкой перед второй волной коронакризиса. Кризис может длиться пару лет, и однозначно все движется к рецессии, падению мирового ВВП. Выходить из этого кризиса будем медленно, за счет внутренних ресурсов, за счет правильной и эффективной работы. И не только внутри самих компаний, но и перестройки взаимодействия с зарубежными контрагентами: это может быть изменение контрактов, схем поставок.

Все эти решения придется принять, чтобы быть более конкурентными. Все еще будет зависеть и от того, с какой скоростью Китай, США, Индия, страны Латинской Америки будут выходить из этого кризиса. И скажется ли этот кризис на производстве сельхозпродукции и, соответственно, на спросе на минеральные удобрения.

- Каким все-таки может стать мир после пандемии, на ваш взгляд?

– Тут есть и экономические, и политические, и геополитические аспекты. Мы постепенно входим в эру трансгуманизма, которую так долго ждали и готовили высокотехнологичные компании. Произойдет смена всех парадигм. В борьбе за лидерство высокотехнологичные компании обойдут крупнейшие международные банки и инвестфонды. США в войне всех против всех могут превратиться из главного финансового в главный технологический центр.

Китаю будет тяжело стать глобальным технологическим центром – из-за китайского языка [когда весь мир говорит на английском] он всегда будет локальной азиатской историей, пусть даже и очень большой. Страна скорее станет еще большим финансовым, но все равно региональным центром. При этом вероятен новый виток торговых войн: и Америка, и Европа будут сопротивляться сегодняшнему восстановлению Китая, ведь, быстро пройдя этот кризис, он уже начинает еще сильнее влиять на мировую экономику и политику.

Вопрос: где будет в этом новом мире Россия? Я думаю, что у нашей страны, как и прежде, будет свой самобытный путь. Здесь у нас есть большой шанс укрепить свои позиции в глобальных цепочках производства и продаж, занять новые стратегические рынки, в том числе в поставках сельхозпродукции. Россия в последние годы была вынуждена реализовывать программу импортозамещения, что в условиях закрытия границ из-за карантина позволило нам обеспечить себя продовольствием в полном объеме. В результате мы вошли в этот идеальный шторм в качественно другом состоянии по сравнению с кризисами предыдущих лет.

У нас стабильный, развитый внутренний рынок, сырьевой и энергетический сектор, самообеспечение продуктами питания, почти нулевой долг и существенные золотовалютные резервы, активно развивается цифровая индустрия. Важно, что те меры, которые принимает руководство страны, координация, налаженная крупным бизнесом, на мой взгляд, серьезно повышают наши шансы выйти из кризиса с наименьшими возможными потерями. Стать еще более сильным и сбалансированным игроком формирующейся новой экономической реальности.

Делать какие-то прогнозы – дело неблагодарное, потому что все прогнозы, которые я видел и вижу, – их делают величайшие умы, величайшие макроэкономисты – они за последние полгода просто разбились о стену чего-то невероятного, с чем мы никогда не встречались. Но тем не менее есть определенные тренды, которые сегодня отчетливо видны. И не стоит забывать о старых болячках доковидной эры, которые только усугубились.

– В этой новой финансово-технологической парадигме как должны будут меняться производители минеральных удобрений?

– Мы все давно движемся в сторону устойчивого сельского хозяйства, используем последние достижения науки и цифровых технологий, так или иначе это происходит в разных странах, на разных континентах. Сельское хозяйство каждые 10 лет шагает вперед с точки зрения эффективности производства, снижения себестоимости, сохранения плодородия почв и окружающей среды. И это будет продолжаться.

С начала нулевых мы произвели отраслевую революцию, перейдя от продажи отдельных питательных элементов к продаже систем питания растений. Сегодня наша цель – продажа комплексных решений в области повышения урожайности. Мы работаем с наиболее перспективными агротехнологическими стартапами. Как в области точного земледелия, так и онлайн-агроконсультирования. «Фосагро» создает цифровую экосистему: любой сельхозпроизводитель сможет решать все задачи по выбору и применению оптимальной системы питания растений. Разработали агрокалькулятор, который будет помогать фермерам покупать необходимое количество удобрений под различные почвы. В перспективе планируем пригласить на нашу платформу и производителей товаров для сельского хозяйства, таких как средства защиты растений, сельхозтехника, семена.

Сельское хозяйство и мы как часть глобального сельского хозяйства являемся стратегически важной индустрией, которая защищена во всех государствах. С начала пандемии в 21 стране мира, включая Россию, принята хартия, где удобрения являются стратегически важным товаром (входят в перечень продукции, на перемещение которой не накладываются ограничения в период пандемии, так как она является стратегически важной). При этом «Фосагро» продает удобрения, которые отличаются экологичностью. Это не только наше конкурентное преимущество на экспортных рынках, но и возможность обеспечить Россию экологически чистыми и доступными продуктами питания. Здесь активно работаем с Минсельхозом по реализации поручения президента России Владимира Владимировича Путина о создании национального «Зеленого стандарта» сельхозпродукции. Эффект – как минимум 40 млрд руб. дополнительных налогов и около 200 000 рабочих мест. И, на мой взгляд, это как раз одна из важнейших стратегических инициатив, которая должна войти в национальный план по выходу из кризиса.

За последние два месяца по понятным причинам тема экологичности и экологии ушла на второй план, но тем не менее она на повестке, и, как только мы начнем восстанавливаться после пандемии, она зазвучит с новой силой.

– До пандемии одной из ключевых тем для «Фосагро» была антикадмийная политика в Европе – по сути, зеленая политика. Сегодня пропагандируется использование одноразовых масок, перчаток. Коронакризис как-то изменит глобальную зеленую политику? Или это временная тенденция и все равно экология останется ключевой темой?

– Все, что касается принципов устойчивого развития ООН, которые уже приняты, – все останется, как есть. Это все договоры, углеродный налог, все экологические нормы и режимы. Все вопросы, которые стояли перед обществом, они так же и стоят. Нынешний кризис их затмил, но ни один из этих вопросов не решен. И, к сожалению, падение мировой экономики, глобальный кризис и борьба за выживание разных стран, режимов и экономик на какое-то время могут вопросы экологии отодвинуть на второй план. Можно говорить о новых энергоресурсах, возобновляемых источниках энергии при цене на нефть в $70–80 за баррель, но не при $20 за баррель.

В ближайшее время, боюсь, выбор будет сделан и уже сделан не в пользу динамичного развития экологической повестки. Когда мир впадает в депрессию и рецессию, когда люди в некоторых странах будут голодать, такие вопросы уйдут, однозначно, на второй план, если не на третий. Но я надеюсь, что этот период не будет продолжительным. Сегодня весь мир принимает беспрецедентные меры по восстановлению и стимулированию экономики, которые, думаю, будут иметь положительный эффект. И здесь главное – не забыть о развивающихся странах.

Поэтому в конечном итоге это повлечет рост потребности в качественном продовольствии с акцентом на экологически чистую сельскохозяйственную продукцию. И я уверен, что тема чистых удобрений еще больше наберет вес и укрепится в статусе приоритетной в посткризисном мире.

– Как «Фосагро» справляется в нынешней экономической ситуации? Как удается сейчас управлять ликвидностью? Отношениями с контрагентами, когда часть компаний в режиме рабочих, а часть – нерабочих дней. Когда где-то закрыты границы, а где-то нет.

– Столкнувшись с кризисом, мы, как и любая компания, стараемся меньше тратить и больше зарабатывать – это первое. Также мы сэкономили огромное количество на командировках, выставках. Плюс обнулили все наши склады и перевели все, что можно, на предоплату. Может быть, даже в некоторых случаях в ущерб ценам, но чтобы обеспечить компанию подушкой ликвидности.

Мы оцениваем наши финансовые показатели за I квартал как сильные. Они закладывают хорошее начало на текущий год. Так, например, показатель свободного денежного потока остался на прежнем уровне по сравнению с I кварталом 2019 г., когда цены на нашу основную продукцию были в среднем на $100 выше сегодняшних.

Я работаю в компании с 2004 г., пережил все бывшие с тех пор кризисы и помню, как мы с ними справлялись. Так что ничего нового мы особо и не придумывали. Мы наращиваем запасы денежных средств, предлагаем некоторым подрядчикам – если они уже выполнили свои обязательства, а срок оплаты по ним еще не наступил – дисконтировать [наш] платеж, при этом ускорив его. Это тоже позволяет нам получить экономию. С нарушениями контрактов мы пока не сталкивались. Если они и происходят, то носят единичный и совершенно несущественный характер. Если говорить о сопровождении контрагентов в разных странах, то работа в этой части никак не изменилась: трейдеры как работали, так и работают на удаленке.

– Пришлось ли корректировать планы компании – инвестпрограмму, дивидендную политику, отменять какие-то проекты?

– Нет. Я считаю, что сейчас важно не потерять инициативу и не приостановить инвестпроекты. Тем более что последний кризис научил нас тому, что лучше формировать инвестпрограмму по максимуму из российских поставщиков. Сейчас все инвестпроекты, которые реализует компания, на 80% завязаны на российских поставщиков. Нельзя быть зависимыми от потенциального разрыва цепочек поставок необходимого оборудования на предприятия. Это та политика, которую мы принимали в 2014–2015 гг., это та политика, которой мы следуем сегодня.

В следующие пять лет «Фосагро» должна направить на развитие около 200 млрд руб. В этом году инвестпрограмма составит порядка 36 млрд руб. Эти планы сохраняются. Плюс мы работаем над себестоимостью. Мы начали реализовывать проекты по экономии и снижению себестоимости производства еще в кризисном для отрасли 2019 году. Мы готовились к кризису, связанному с перепроизводством минеральных удобрений в мире. Цены на удобрения в I квартале этого года были на 40% ниже, чем в I квартале прошлого.

Рынок находится на самом дне цикла, в условиях мирового кризиса, и тем не менее «Фосагро» показывает одни из самых сильных результатов в глобальной отрасли. Мы знаем, как преодолевать кризисы: занимаемся ежедневным мониторингом себестоимости, поставок, контролем всех инвестпроектов.

– Какие меры поддержки сейчас необходимы отрасли минеральных удобрений в целом и «Фосагро» в частности? Удалось ли договориться о помощи с государственными органами?

– Мы в рамках РСПП составили перечень необходимых нашей отрасли мер по защите конкурентоспособности.

– Какие из них главные?

– Наша главная задача – не допустить такого кризиса, как случился в Китае, при котором необходимо закрытие заводов. Чтобы не захлебнуться, нам нельзя допустить, чтобы наши производства встали. Кризис экономический, кризис снижения спроса на нашу продукцию может произойти уже во втором полугодии, и мы должны быть готовы.

Все меры поддержки, которые мы можем попросить у государства, – они понятны. За такими мерами мы будем обращаться в случае развития кризисной ситуации.

Это предоставление скидок или компенсации части затрат на тарифы естественных монополий, поддержка в сфере кредитования, снижение рисков неисполнения валютных контрактов, налоговые каникулы, отмена 50%-ного ограничения по уменьшению налогооблагаемой прибыли текущего периода на сумму убытка, полученного в предыдущий налоговый период, снижение ставки по взносам во внебюджетные фонды, господдержка ЭКСАР (АО «Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций») на расширение страховых лимитов.

Может поменяться структура спроса, и нам придется уходить из продажи в кэш, переходить на долгие контракты, которые должны быть застрахованы нашими российскими страховыми компаниями. Поддержка очень важна. В развитие отрасли в ближайшие пять лет предстоит инвестировать свыше 1 трлн руб.

С учетом объемных вложений, сжатых сроков ввода и новых макроэкономических реалий было бы целесообразно сдвинуть начало экспорта продукции в рамках КППК (корпоративные программы повышения конкурентоспособности) на конец 2024 г. И продлить меры для СПИК (специальные инвестиционные контракты) как минимум на два года, и в текущих условиях не штрафовать компании за сдвиг сроков вводов по ранее заключенным СПИК.

Для развития фосфорной рудно-обогатительной базы Заполярья из-под действия Арктического закона (законопроект о государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне Российской Федерации) не должны выпасть крупные инвестиции в развитие действующих горно-обогатительных производств.

В качестве принятых мер поддержки можно уже отметить включение в состав затрат, учитываемых при расчете налогооблагаемой прибыли, расходов на приобретение средств индивидуальной защиты, тест-систем, медицинского оборудования, которые мы покупаем и передаем нашим медикам.

Минпромторг включил комплексные минеральные удобрения в перечень высокотехнологичной продукции. Это очень важно в части решения задачи удвоения объемов несырьевого неэнергетического экспорта. И особенно когда кризис потребления природного газа в Европе и США привел к серьезному падению международных цен, что грозит нашей индустрии потерей конкурентоспособности на этих рынках с учетом импортных пошлин. И здесь нельзя допустить ситуации, когда уровень цен на газ для российской промышленности выше, чем на экспорт.

– Как изменилась работа предприятий с учетом новых санитарных норм?

– Какие протоколы были введены «Фосагро» в первую очередь? Разобщение людей, самоизоляция, нужно было закупиться СИЗами. Мы проанализировали вместе с Роспотребнадзором, с областями и муниципалитетами модели распространения инфекции в городах, посчитали, сколько нужно аппаратов ИВЛ, чтобы сдержать распространение инфекции. До 1 мая в наших городах, включая Череповец и Кировск, во взаимодействии с региональными и местными властями мы смогли обеспечить медиков, санитарных врачей, сотрудников компании и членов их семей всеми необходимыми СИЗами. Закупили для медиков и медучреждений городов автомобили скорой помощи, ИВЛ, оксигенераторы, ПЦР-лабораторию, маски, тест-системы.

Мы ввели тотальную термометрию работников, а регионы – всех прибывающих в города лиц, даже на вокзалах. Понимая всю серьезность ситуации, на основании предписания губернатора Мурманской области Андрея Владимировича Чибиса мы закрыли наши аэропорты и горнолыжный курорт в Хибинах. Сейчас более 3500 сотрудников находятся дома, работают удаленно.

Как это поменяло нашу компанию? Мы до сих пор не понимаем, как и многие другие. Это кардинальные перемены, с которыми мы столкнулись, с которыми мы научились сегодня справляться и жить. На наших предприятиях везде введено обязательное использование масок, увеличен автобусный парк, чтобы было расстояние 1,5–2 м между людьми, закрыты все столовые – переведены в режим выдачи питания в ланчбоксах. 

Самоконтроль и жесткая самодисциплина – это очень важно, и мы видели, что наши сотрудники нас поддерживают, потому что понимают опасность, с которой могут столкнуться и на предприятии, и дома. Мы ввели схемы резервирования ключевого персонала, разработали огромное количество производственных регламентов на случай развития эпидемии. Так как у нас производство непрерывного цикла, необходимо иметь зарезервированный персонал, как говорится, спецназ, который в любой момент готов выйти на работу. Практически как на войне работаем. Мы собрали и выдали 20 000 санитарных наборов для сотрудников предприятия, членов их семей. 

Всего «Фосагро» потратила свыше 1,5 млрд руб. на защиту и помощь персоналу, медицинским службам, волонтерским организациям, благотворительным программам, например на предоставление горячей еды для пенсионеров, которые находятся в группе риска.

rcc.ru


Календарь событий
Международная выставка «Газ. Нефть. Технологии»
Дата проведения: 15 - 18 сентября 2020 г.
https://gntexpo.ru/
Компания «Балтех»
Курс рубля на межбанковском рынке
ПокупкаПродажа
USD/RUB0.000.00
EUR/RUB0.000.00
Данные на

Forex: Курсы валют
EUR/USD0.000.00
Данные на 00:00 мск

Химагрегаты №50 июнь 2020 г Версия PDF
  • Российский Нефтегазохимический форум и XXVI Международная выставка «Газ.Нефть.Технологии-2018»
  • «НЕФТЕГАЗ-2019» Оборудование и технологии для нефтегазового комплекса
  • 17-я Международная выставка PCVExpo «Насосы. Компрессоры. Арматура. Приводы и двигатели»
  • 15-я Международная выставка «НЕФТЬ И ГАЗ» / MIOGE 2018»
  • 25-я международная специализированная выставка «НЕФТЬ, ГАЗ. НЕФТЕХИМИЯ»
  • 22-я международная выставка химической промышленности и науки
  • Международный симпозиум «Компрессоры и компрессорное оборудование» (Санкт-Петербург)
  • «Конференция INTRA-TECH» (Санкт-Петербург)
  • 14-й Российский Нефтегазовый Конгресс / RPGC 2018
  • 16-я Международная выставка «НЕФТЬ И ГАЗ» / MIOGE 2019
  • 16-я Международная выставка «Насосы. Компрессоры. Арматура. Приводы и двигатели»
  • Pinkov Sports Projects
  • Башкирская Ассоциация Экспертов
  • Российский Нефтегазохимический форум «Газ.Нефть.Технологии-2019»