ЗОНА ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЭКОЛОГА

ЗОНА ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЭКОЛОГА

ЗОНА  ОТВЕТСТВЕННОСТИ  ЭКОЛОГА

На первом рабочем совещании Главных экологов среди специалистов, возглавляющих природоохранные подразделения нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий – в отличие от механиков, энергетиков, метрологов, – участвовало немало активных, высококомпетентных и прекрасных женщин. Темой мартовского номера нашего журнала стало интервью с одной из них – Начальником отдела охраны окружающей среды Управления промышленной безопасности АО «ТАНЕКО» Зилей Рашитовной Валишевой. И наш разговор лишний раз подтвердил, что это правильно – доверить благополучие окружающей среды, здоровье и жизнь людей заботливым женским рукам.

- Зиля Рашитовна, опишите, пожалуйста, вкратце азы работы эколога современного предприятия, с чего всеони начинаеются? Какие проблемы Вы считает главными?

На новом предприятии, каким является ТАНЕКО, работа эколога начинается в предпроектный период, с момента принятия решений о строительстве какого-то объекта или комплекса. Завод начинается с инженерно-экологических изысканий, определения фонового состояния окружающей среды на месте строительства. Далее идет выбор конфигурации, технологии, так называемый «мастер-план» или, как раньше называлось, «технико-экономическое обоснование». Следующий этап – проектирование объекта, сопряженное с вопросами экологии, среди которых и оценка воздействия на окружающую среду, и общественные слушания, вплоть до общественной экспертизы; и, конечно, отдельной строкой в проекте прописаны Главгосэкспертиза и Экологическая экспертиза.

Поскольку строительство НПЗ или НХЗ – дело не быстрое, за период строительства законодательство в области экологии меняется. Так, в нашем случае менялось неоднократно с начала строительства комплекса в 2005 году и по сей день, что потребовало переработки проектной и разрешительной документации.

Второй вопрос, который мне кажется очень интересным – проектное финансирование. В своих презентациях мои коллеги неоднократно упоминали своих иностранных контракторов, партнеров, инвесторов. Финансирование со стороны иностранных банков обычно диктует обязательное соблюдение так называемых Принципов Экватора (ПЭ), который представляет собой ряд стандартов, включающих не только экологические нормы, но и социальные вопросы, охрану труда, вопросы прав малочисленных народов, биоразнообразия и т.д. Документ, который декларирует соблюдение ПЭ со стороны претендента на инвестиции, называется «Оценка воздействия на окружающую и социальную среду» (аналог ОВОС), составить его помогают зарубежные консультанты. От уровня нашей компетенции, нашего опыта и багажа знаний зависит дальнейшее построение диалога. Иностранцы анализируют не только проекты, но и экологические требования РФ, пытаясь определить воздействие нового проекта на экологию региона и планеты в целом. При этом нужно иметь ввиду, что участие иностранцев отнюдь не является гарантией безопасности объекта для окружающей среды. Инвесторы ориентируются в первую очередь на те экологические требования, которые выставляет Заказчик. Важно четко и ясно их сформулировать. То есть, хочу сказать, что мы должны быть более заинтересованы в чистоте среды, в которой живем: воздухе, которым дышим, воде, которую пьем Строгость природоохранного законодательства нашей страны в данном случае должна воплотиться в жизнь в полной мере, что даст свои плоды в виде экологической надежности того предприятия, в строительстве которого вы участвуете.

Из положительного опыта работы с иностранными компаниями Фостер Уиллер (Foster Wheeler), Флуор (FLUOR) необходимо отметить применение наилучших доступных технологий Best Available Techniques (BAT), которые начали применятся в мире гораздо раньше, чем в нашей стране. Были взяты на вооружение Стандарты и Руководства Международной финансовой корпорации (IFC), справочники BREF. Как результат, ТАНЕКО сегодня демонстрирует не только лучшие технологические показатели в области нефтепереработки, но и лучшие образцы природоохранных объектов, таких как очистные сооружения, системы оборотного водоснабжения, обращения с отходами.  

Для справедливости надо отметить, что в конце 2017г. вышли в свет Информационно-технические справочники по наилучшим доступным технологиям ИТС НДТ 30-2017 «Переработка нефти», ИТС НДТ 28-2017 «Добыча нефти». Они, как первый блин у хозяйки, – пока не оправдали всех наших ожиданий. Кафедра промышленной экологии РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина может стать платформой для усовершенствования наших отраслевых ИТС НДТ.

В этой связи меня очень вдохновило участие в совещании заведующего кафедрой Мещерякова Станислава Васильевича, который является самым компетентным специалистом в области промышленной экологии. Он также представил центр профессиональной подготовки экологов с разнообразными программами, в том числе по второму образованию, курсам повышения квалификации, есть где почерпнуть дополнительные знания.

Что касается эксплуатации производства, тут уже в сфере внимания эколога оказываются такие известные и понятные вопросы как выбросы, сбросы, отходы, разработка проектов НДС, ПДВ … и получение разрешений. Причем даже применение наилучших доступных технологий и самого передового оборудования не дают предприятию картбланш или каких-то преференций.  

Например, наш комплекс ТАНЕКО – молодое предприятие, созданное по самым современным стандартам экологии: как выяснилось из общения с коллегами, мы первые по применению мембранного биореактора, обратного осмоса, электродиализа в очистке сточных вод; у нас самая передовая технология в системе подготовки деминерализованной воды, оборотной воды, и сегодня строятся новые объекты оборотного водоснабжения. К нам приезжают на экскурсии не только школьники и студенты, но и специалисты родственных предприятий , представители науки, федеральные министры, нас посетил министр природных ресурсов и экологии РФ С.Е. Донской и призвал к распространению нашего опыта. Но это не облегчает нам работу с надзорными органами. Не говоря уж о плановой или неплановой проверке, к нашей разрешительной документации они относятся так же скрупулезно и придирчиво, как и к остальным предприятиям, несмотря на наши наилучшие параметры.

А надзорных органов над нами немало: для получения разрешения на выбросы должно быть согласование в Роспотребнадзоре, согласование на уровне субъекта – например, у нас в Министерстве экологии и природных ресурсов Татарстана. А по нормативам допустимых сбросов это вообще пять организаций: Росгидромет, Роспотребнадзор, Росрыболовство, Росводресурс и последнее слово - за Росприроднадзором..

- В своем выступлении Вы затронули тему лучших практик, которых нет в реестре. Почему же их нельзя применять?

Применять-то можно, но не будет тех послаблений, которые предусмотрены для практик, входящих в ИТС НДТ. Увы, сегодня законодательство оставляет неограниченное право чиновнику – именно конкретному чиновнику, а не госоргану – дать или не дать разрешение. Существующее множество методик, неограниченное количество подходов, огромные объемы документации предполагают множество пунктиков, за которые можно цепляться или не цепляться. Как все предусмотреть и предостеречь предприятие? И еще: формально разрешения выдаются на пять лет, но в реальности почти каждый год меняется законодательство, какие-то нормы и правила, строятся и вводятся в эксплуатацию новые установки. Получается, мы разработали документы, получили все разрешения, а через год уже надо пересматривать все заново. А с 1 января 2019 года по 31 декабря 2022 вступает в силу необходимость получения комплексного экологического разрешения

Очень жаль, что основные проблемы экологов сегодня – не отсутствие технологий, оснащения т.д., а недостаточно проработанная схема госрегулирования в сфере экологического нормирования допустимого воздействия. Нет стройной действенной системы, которая основывалась бы на технических параметрах конкретных установок.

На совещании по теме разработки нормативной документации выступали специалисты «Сервис-Софт» и озвучили стоимость комплексного Разрешения – 1млн. 350 тыс. руб. Но одно дело, если эту сумму заплатить раз в семь лет, и другое, если каждый год! А самое обидное, эти немалые траты – вложение не в реальное улучшение окружающей среды, а в преодоление бюрократии.

Где-нибудь в мире есть система управления промышленной экологией, которая могла бы служить образцом для нас?

Как говорится, там хорошо, где нас нет, везде свои сложности. Но во всех европейских странах предприятию задаются технические нормативы на максимальный период эксплуатации, например, для трубы на установке первичной переработки установлены максимально допустимые параметры выбросов, которые можно контролировать. А мы работаем не только с конкретной трубой, а также с 250-400 неорганизованными источниками, их мы должны замерять и суммировать показатели, которые, подчас, настолько малы – десятитысячные доли грамма, ни один прибор уловить не может! Мне кажется, система нормирования сегодня очень несовершенна и требует пересмотра. В этом вопросе стоит изучить зарубежный опыт: там четко прописаны измеряемые технические параметры. Надеюсь, созданный нами Совет главных экологов будет работать в данном направлении и поможет в разработке более совершенной технической нормативной базы. Вдохновляет, что мы объединяемся: экологи, отраслевая наука, проектировщики, разработчики приборов контроля и технологий. Развитие нашей сферы идет, есть положительный опыт.

Например, наш Нижнекамский промузел включает 43 производства, и до недавнего времени у каждого из них имелось свое разрешение выбросы, и каждому соответствовали свои экологические нормы. А сейчас доминирует так называемое комплексно-территориальное нормирование. Это значит, что требуется учесть суммарное воздействие на население на границе единой санитарно-защитной зоны, поэтому нам прописаны так называемые квоты. Их нет в законодательстве, но местные органы – управление Роспотребнадзора, Министерство экологии и природных ресурсов Республики – учитывают, каково суммарное влияние на население того или иного вещества, нет ли превышения ПДК в воздухе населенных пунктов. Это перспективное направление развитие, но в этом ключе требуется еще поработать.

- Комплекс ТАНЕКО – молодое, высокоэффективное и во всех смыслах прогрессивное производство, у которого есть чему поучиться.

Да, слушая выступления коллег, я имела возможность сравнить: сегодня выбросы ТАНЕКО в атмосферу составляют 2тыс. тонн в год, а у аналогичных производств эти цифры в несколько раз, а тот и на порядок выше. То же и по качеству стоков: у нас применяются самые совершенные технологии механической, физической, химической, биологической и сорбционной очистки, УФ – дезинфекция. Это дает свои результаты, на выходе из очистных вода по 90% ингредиентов соответствует нормативам рыбхоза. Все блоки очистки подключены к современным АСУ ТП.

Необходимо также упомянуть о высоком уровне мониторинга. Наблюдательные скважины расположены по периметру предприятия, по периметру объекта размещения отходов – у нас есть свой полигон. На границе единой санитарно-защитной зоны Нижнекамского промышленного узла установили пост автоматического контроля, он работает с 2010 года. Мы осуществляем периодический контроль с помощью передвижного автоматизированного поста:   подъезжает автомобиль, отбирает пробы и в течение 20 минут выписывает протокол по 25 ингредиентам, загрязняющим атмосферный воздух.

Качество сточных вод проверяется на выходе установок, периодический отбор проб проводится на всем протяжении технологического процесса на очистных сооружениях. Даже на входах в промежуточные этапы очистки вода проверяется на химические и биологические показатели, так как для нее на каждом этапе существуют свои требования. Если вода оказывается плохо очищена, через регулирующие резервуары она возвращается назад в систему очистки.

Все объекты водоподготовки, получение деминерализованной воды, оборотной воды находятся под жестким контролем, ведь технологические и экологические параметры тесно сопряжены, качество очистки отражается на качестве всего производственного процесса. Да, экологическая служба – отдельная структура со своей специфической отчетностью, учетом, которые нам диктует природоохранное законодательство, но без тесного взаимодействия с технологами, механиками, энергетиками и метрологами, специалистами АСУ ТП у нас хорошего результата не будет.

От механиков зависит надежная работа оборудования, если вдруг что-то остановится – это отражается на выбросах. От энергетиков во многом зависит качество воды. А НДТ – это те технологии, которые позволяют получить меньше выбросов, стоков, отходов на единицу продукции, так что связь с технологами очевидна.

- Зиля Рашитовна, Вы так хорошо разбираетесь в производственных процессах, наверное, изначально учились на технолога?

По образованию я врач, закончила Казанский государственный мединститут (теперь университет), и много лет проработала в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Работа была связана с промышленными предприятиями, с промышленной гигиеной, гигиеной труда и предполагала непосредственное изучение технологий конкретных производств с точки зрения воздействия на организм работающего: всех присутствующих в технологической цепочке химических веществ, физических факторов, шума, вибраций, электромагнитных волн, электрических полей и т.д. А когда началось строительство комплекса ТАНЕКО, мне предложили перейти на завод, и я согласилась. Мне помогли опыт и знания химии, ведь в вузе нам дали фундаментальное классическое образование., Как сказал в своем выступлении на совещании Станислав Васильевич Мещеряков, есть экологи-философы, экологи-наблюдатели, а нам, специалистам в области промышленной экологии, приходится обращать внимание на какие-то тонкости, остающиеся за пределами внимания технологов, например, канцерогены, тяжелые металлы, ароматику и другие вредные факторы, воздействующие на организм человека. Это зона ответственности наших служб. Но мы всегда встречаем понимание коллег-технологов, механиков, энергетиков, так как каждый из нас – человек, у каждого есть семья, дети, внуки, и мы не хотим, чтобы производство отрицательно воздействовало на здоровье дорогих нам людей.

Благодарим Зилю Рашитовну Валишеву за интересный рассказ, поздравляем ее и всех женщин, работающих в нашей сложной и ответственной отрасли, с замечательным весенним праздником! Желаем ей новых замечательных достижений в работе, личного счастья и процветания предприятию ТАНЕКО – флагману Российской нефтепереработки и нефтехимии.

 

Интервью провела Ирина Толстенко

Фото Екатерины Резниковой


Календарь событий
«Сера и серная кислота 2018»
Дата проведения: 13 декабря 2018
http://www.creonenergy.ru
Компания «Балтех»
Курс рубля на межбанковском рынке
ПокупкаПродажа
USD/RUB0.000.00
EUR/RUB0.000.00
Данные на

Forex: Курсы валют
EUR/USD0.000.00
Данные на 00:00 мск

Химагрегаты №44 декабрь 2018 г. Версия PDF
  • Российский Нефтегазохимический форум и XXVI Международная выставка «Газ.Нефть.Технологии-2018»
  • «НЕФТЕГАЗ-2019» Оборудование и технологии для нефтегазового комплекса
  • 17-я Международная выставка PCVExpo «Насосы. Компрессоры. Арматура. Приводы и двигатели»
  • 15-я Международная выставка «НЕФТЬ И ГАЗ» / MIOGE 2018»
  • 25-я международная специализированная выставка «НЕФТЬ, ГАЗ. НЕФТЕХИМИЯ»
  • 21-я международная выставка химической промышленности и науки
  • Международный симпозиум «Компрессоры и компрессорное оборудование» (Санкт-Петербург)
  • «Конференция INTRA-TECH» (Санкт-Петербург)
  • 14-й Российский Нефтегазовый Конгресс / RPGC 2018
  • 15-я Международная выставка «НЕФТЬ И ГАЗ» / MIOGE 2018
  • 16-я Международная выставка «Насосы. Компрессоры. Арматура. Приводы и двигатели»
  • Pinkov Sports Projects
  • Башкирская Ассоциация Экспертов
  • Российский Нефтегазохимический форум «Газ.Нефть.Технологии-2017»