«Мы не унаследовали Землю от наших предков, а берем ее взаймы у наших потомков!»

«Мы не унаследовали Землю от наших предков, а берем ее взаймы у наших потомков!»

«Мы не унаследовали Землю от наших предков, а берем ее взаймы у наших потомков!»
Бывают на свете люди, которые, появившись даже в незнакомой компании, очень быстро становятся неформальным центром притяжения. В чем секрет их обаяния – в высокой компетентности или особой человечности, или в активной созидательной энергии, которая словно водоворот затягивает всех в свою орбиту, поднимая на свершения? Трудно выделить что-то одно, скорее всего, дело в гармоничном сочетании ярких человеческих качеств, которые заметны всем и сразу.
Неудивительно, что члены профессионального сообщества Главных экологов нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятий уже на второй своей встрече признали неформальным лидером и единогласно избрали Председателем Совета Марину Геннадьевну Серейчикас, Начальника отдела охраны окружающей среды Департамента труда, промышленной безопасности и экологии по переработке и коммерции ПАО АНК «Башнефть», профессиональный и личный девиз которой:

«Мы не унаследовали Землю от наших предков, а берем ее взаймы у наших потомков!»

- Марина Геннадьевна, поделитесь, какие пути привели Вас в нефтепереработку, в экологическую сферу НПЗ?

Родилась я и выросла в Казахстане, в городе Уральске, в семье рабочего и учительницы. Я была старшей, кроме меня еще сестренка и брат. Школу закончила с отличием, и химия мне давалась легко, но вообще-то моя мечта была – стать юристом, адвокатом. Хотя наша семья по маминой линии – учительская: сама мама – учитель начальных классов; ее дядя – директор школы, преподавал историю; тетя – учитель литературы и завуч; другие родственники тоже были преподавателями, в основном, историками и литераторами. И я до 8 класса склонялась к этой стезе, но потом, глядя как мама каждый день сидит над тетрадками, передумала, решила пойти на юридический. И даже на выпускном вечере в фотоальбом одноклассники написали мне пожелание: «… пусть все жулики, которых ты будешь судить, перевоспитаются!»
Однако в то время для поступления на юрфак обязательно требовался двухлетний стаж. А тут к нам в Уральск из Свердловска приехала приемная комиссия Уральского лесотехнического института, пошла по школам с рассказами о вузе, о специальностях. К маме моей попала газета «Инженер леса», и она стала агитировать меня поступать туда: мол, за два года все забудешь, а то и замуж выйдешь… Конечно, я поплакала немножко по своей мечте, но как девочка послушная пошла на вступительные экзамены, тем более, что их можно было сдавать прямо в Уральске. Тогда профессии эколога как таковой не было, я выбрала кафедру технологии защиты биосферы, специальность «технология рекуперации вторичных материалов в промышленности». И хотя аттестат у меня был отличный, пришлось сдавать все экзамены, но я успешно выдержала высокий конкурс. И только на зачислении в Свердловске мама осознала происшедшее: «Что же я наделала, своими руками своего ребенка, домашнюю девочку, отправила так далеко от дома...»

Впрочем, я была вовсе не кисейная барышня, а, наоборот, все три школьных года – комсорг класса, потом – комсорг в институте, «боец за правое дело». Помнится, пробивала общежитие несправедливо обиженным, а потом мне в отместку их селили в нашу комнату. Кстати, так мы познакомились с моей подругой, с которой дружим с тех пор и всегда встречаемся, когда я бываю в Екатеринбурге.

По окончанию вуза я получила специальность «инженер химик-технолог» и по направлению попала на Троицкий завод газоочистной аппаратуры, который только что был построен. Но к тому времени я была уже замужем, и мой муж – уроженец Саратовской области мечтал вернуться на родину. На удачу, в Троицком общежитии не оказалось возможности селить семейных, и мне легко дали открепление.

Приехав в Саратов, мы с мужем начали самостоятельно искать работу, но вначале нам не везло. И вот однажды на остановке, где останавливались два трамвая – один маршрутом на Оргсинтез, другой на Саратовский НПЗ – мы загадали: который первым придет, на том и едем. Первым пришел трамвай, идущий до НПЗ.
В отделе кадров мне предложили работу лаборанта, а мужу – электрика. Это было 15 августа 1988 года. Так я устроилась лаборантом на очистные сооружения Саратовского НПЗ, где проработала вплоть до рождения сына. Впрочем, перед декретным отпуском на период «легкого труда» я перешла в отдел кадров, а после выхода из декрета меня пригласили туда же и вернуться. В отделе кадров за 5 лет я прошла должности «мастер производственного обучения», «инженер по подготовке кадров», а потом опять ушла в декрет.

Тем временем на заводе был создан отдел Охраны природы, и в 1997 году мне позвонили, пригласили работать по специальности. И, хотя моей дочке был всего лишь годик, пришлось оставить ее с нянями: ввели штатную единицу, и я не могла не выйти. Теперь думаю, что, наверное, недодала своей девочке материнской любви, но такая была ситуация, и, как говорит мой муж, «на первом месте у тебя – работа». Так с 1997 года по 2013 я проработала в отделе Охраны окружающей среды, сначала инженером 3, потом 2, потом 1 категории, а с 2009 года стала начальником отдела.

А потом меня пригласили в компанию Башнефть, где вначале два года я была ведущим инженером, а потом, в процессе реорганизации структуры нашей службы, мне предложили возглавить отдел Охраны окружающей среды Департамента охраны труда, промышленной безопасности и экологии по переработке и коммерции.


- Вы переехали в Уфу всей семьей?

Нет, семья осталась в Саратове, и в выходные-праздники я приезжаю к ним, или они гостят у меня в Уфе. Кстати, старший сын Артем воплотил мою мечту – закончил Академию права, но, к сожалению, профессионально состояться в этой сфере ему не удалось. После учебы ушел в армию, а когда вернулся, не смог найти работу по юридической специальности, чтобы содержать свою молодую семью. Устроился оператором на наш Саратовский НПЗ, сейчас работает машинистом установки, растит двух прекрасных дочек. Конечно, мы с мужем помогаем их молодой семье. Моей младшей дочери Маше сегодня уже 21 год, она с отличием закончила Саратовский государственный университет, факультет иностранных языков. Пошла по семейной стезе, будет, как моя мама, учителем. Но если моя мама была учителем начальных классов, то дочка - учитель английского языка.

Я очень горжусь своими детьми, мы с мужем вырастили их добрыми, порядочными и очень ответственными людьми. В этом году мы с супругом отметили жемчужную свадьбу – 30 лет совместной жизни.


- С точки зрения эколога-практика, какие экологические проблемы сегодня стоят наиболее остро?

Период 2016-2022г.г. – это период поэтапного вступления в силу новых требований природоохранного законодательства, который требует от природопользователей реализацию мероприятий и принятие мер, направленных на отказ от использования устаревших и неэффективных технологий, переход на принципы наилучших доступных технологий и внедрение современных технологий.

Общие экологические проблемы отечественной нефтепереработки и нефтехимии мои коллеги озвучили на прошедшем совещании.
Во-первых, это требование об обязанности предприятий, отнесенных к объектам I категории (а это, практически все наши крупные нефтеперерабатывающие и нефтехимические предприятия) с 01.01.2019г. оснастить стационарные источники автоматическими средствами измерения и учета объема или массы выбросов и сбросов загрязняющих веществ, а также техническими средствами фиксации и передачи результатов измерений в государственный фонд данных государственного экологического мониторинга.

Но проблема состоит в том, что, перечень стационарных источников, подлежащих оборудованию средствами измерений, а также требования к автоматическим средствам измерения и учета объема или массы выбросов, сбросов загрязняющих веществ к техническим средствам фиксации и передачи информации на настоящее время не установлены. Мы ожидаем, что до конца 2018г. будут внесены изменения в федеральные законы, будут подготовлены и вступят в силу необходимые подзаконные акты, дающие возможность природопользователям поэтапно реализовывать мероприятия по оснащению источников выбросов и сбросов загрязняющих веществ автоматическими средствами контроля выбросов и сбросов, а также предприятиям предоставят время на разработку соответствующих проектов и закупку необходимого оборудования.

Кроме того, что указанные системы автоматического контроля сами по себе «недешевое удовольствие», их установка позволит контролирующим органам получать информацию в «он-лайн» режиме, держать на контроле уровень негативного влияния предприятия на окружающую среду и, в случае установления фактов превышения установленных нормативов, привлекать предприятия к административной ответственности. Мы, в свою очередь, должны строго поддерживать технологический режим в параметрах, предусмотренных утвержденными регламентами, отклонение от которых может повлечь увеличение выбросов и сбросов загрязняющих веществ. Федеральным законодательством установлены требования о необходимости предприятиям–природопользователями планировать и реализовывать мероприятия по снижению негативного воздействия на окружающую среду и внедрению наилучших доступных технологий (НДТ), показатели воздействия на окружающую среду, которых не должны превышать установленные технологические показатели НДТ.

Во-вторых, проблема утилизации и обезвреживания нефтесодержащих отходов. Это актуально практически для всех НПЗ. К сожалению, как показывает практика, на рынке недостаточно организаций, которым можно доверить эту работу. И дело не столько в технологических возможностях по переработке и обезвреживанию нефтешламов, сколько в добросовестности подрядчика. Ведь именно мы как природопользователи и собственники отходов несем ответственность за них. Не дай Бог, из-за некачественного, нечестного выполнения работ по утилизации или обезвреживанию они неожиданно где-то «всплывут», создадут отрицательный информационный резонанс среди общественности, СМИ. На нас лежит ответственность за выбор надежной организации, которая выполнит работы с полной гарантией соблюдения всех требований природоохранного и санитарно-эпидемиологического законодательства. И процесс утилизации мы обязаны досконально контролировать, со всех сторон проверять все шаги и этапы действий подрядчика.
Передавая подрядной организации партию наших отходов, мы продолжаем контролировать ее судьбу: действительно ли она обезврежена? Но тогда получился вторичный отход, который должны разместить на полигоне. А есть ли у подрядчика договор с этим полигоном, есть ли паспорт на отход? Или другой пример: в процессе утилизации отходов получается какой-то продукт, тогда на него нужно ТУ, где прописано, на что и в каких целях его можно использовать – на дорожное строительство, на рекультивацию полигонов и пр. Это тоже необходимо внимательно смотреть. Например, выходит на тендер подрядчик, по предоставленным документам которого полученный продукт пойдет на рекультивацию полигона, а на самом деле этому полигону не нужно ничего рекультивировать… Эколог должен четко отследить всю судьбу отхода до самого конечного пункта, чтобы быть уверенным – он не ушел «на сторону» и не нанес вред окружающей среде. И проблема не вернется на предприятие бумерангом.

К сожалению, сегодня на рынке услуг по утилизации и обезвреживанию нефтесодержащих отходов недостаточно компаний, отвечающих всем требованиям законодательства.

К сожалению, уровень экологической культуры, грамотности, профессионализма и порядочности компаний, предлагающих на рынке подобные услуги, в основном, недостаточен.

Это подчас видно сразу, достаточно прочитать их технический регламент или документы, предоставленные на тендер: что обезвреживание, что утилизация – они не видят разницы. Тогда о чем с ними говорить? Или наоборот: смотришь документы – все чисто и красиво написано, а выезжаешь на место – а там несоответствие проектной документации или заключению экологической экспертизы. Поэтому некоторые предприятия принимают решение о необходимости закупки собственных установок по утилизации или обезвреживанию, чтобы все было четко и прозрачно…

Это большая проблема сегодня – выбрать подрядчика, который может обеспечить выполнение работ, полностью соответствующих современным экологическим стандартам. Неудивительно, что многие мои коллеги с разных НПЗ на совещании обращались друг к другу с просьбой посоветовать хороших подрядчиков, подсказать, дать визитки, поделится негативным или положительным опытом работы.

Третья актуальная проблема экологов НПЗ – санитарно-защитные зоны (СЗЗ). Ведь нередко наши предприятия строились много лет назад, а потом вокруг возводились жилые дома, передавали под дачи участки, в те годы никто это не согласовывал с заводом, разрешения не спрашивал. А сегодня перед предприятиями встает вопрос: реализовывать мероприятия для снижения нагрузки на атмосферный воздух с целью сокращения санитарно-защитной зоны или переселять жителей и выкупать садово-дачные участки?!
Существующие до настоящего времени санитарные нормы и правила не отвечали на все возникающие вопросы по установлению СЗЗ. В настоящее время вступило в силу Постановление Правительства, которым установлены Правила установления СЗЗ и использования земельных участков, расположенных в границах СЗЗ, но необходимые подзаконные акты, пока не приняты. В результате чего экологи предприятий, с одной стороны, стоят перед необходимостью проведения работ по установлению СЗЗ до 15.03.2019г., а с другой стороны, отсутствуют необходимые нормативно-правовые акты, необходимые для реализации положений указанного Постановления Правительства.

Следующая проблема, актуальная для всех НПЗ – подземные загрязнения, загрязнения почв, на эту тему много и интересно говорил на нашем совещании специалист из Италии, профессор химии Римского университета La sapienza Марко Петранжели Папини. Данным вопросом надо заниматься, проводить инвентаризацию загрязненных земель, чтобы оценить уровень загрязнения, и осуществлять рекультивационные работы. Этим мы активно занимались в Саратове.



- Как Вы считаете, с учетом того, что в России много старых заводов, копивших отходы годами, возможно ли в принципе привести к экологическому благополучию наши производства?

Все возможно, но нужны средства. Да, есть исторически накопленный ущерб, но сегодня существуют разнообразные технологии, совершенное оборудование, как раз об этом докладывал наш итальянский коллега. Можно и землю привести в порядок, и нефтесодержащие линзы удалить, и выбрасываемые газы очистить – сделать можно все. Надо только ставить перед собой цели, разрабатывать программы эффективности и вкладывать деньги. К сожалению, экология не является прибыльной статьей производства, а только требует значительных финансовых вложений.

Я всегда говорю: эколог не может быть равнодушным. Эколог – специалист широкого профиля, он должен быть и юристом, и экономистом, и инженером, и психологом. Да-да, надо уметь правильно душевно поговорить с человеком, разобраться с жалобой и выступить на общественном слушании, чтобы доходчиво донести до людей свою мысль. Например, нам нужно что-то построить, и мы-то знаем – объект современный, нужный, он положительно скажется на общей ситуации. Но нередко к новому строительству люди относятся с предубеждением, недоверием и опаской. В этом случае на общественном слушании надо не просто выступить с информацией, а постараться развеять недоверие, найти подход к людям и правильные, весомые слова. По-человечески объяснить, чтобы дошло до каждой бабули – мы хотим старый несовершенный объект заменить на современный, более безопасный и экологичный.

Я заметила, в нашей области никогда не добивается успеха человек инертный, эмоционально не вовлеченный, живущий по принципу – отработал рабочий день и ушел. Если будет такой подход – результата не будет. За экологию нужно болеть душой. Я так и говорю своим коллегам, когда приезжаю с проверкой: ваши же дети будут дышать этим воздухом, ваши внуки будут купаться в этой воде. Вы должны думать о том, что мы им оставим. Мне очень нравится цитата Антуана де Сент-Экзюпери: «Мы вовсе не получили Землю в наследство от наших предков – мы всего лишь взяли ее в долг у наших детей». Можно сказать, это мой жизненный рабочий девиз!
Эколог не должен быть равнодушным, у него должны гореть глаза. Иной раз я по работе приезжаю на объект и понимаю – сделанные мною замечания, предложения нужны только мне, а не моему коллеге с этого завода. На все он отвечает: «как скажете», «надо – сделаем», но не выражает особого интереса и энтузиазма. Такого специалиста я не считаю настоящим экологом. А бывает, сразу видишь искреннюю профессиональную заинтересованность коллеги и единомышленника: ходит за мной по пятам, во все вникает, задает вопросы, записывает. С таким специалистом в нашей работе можно достичь отличных результатов.



- Марина Геннадьевна, как Вы отдыхаете. Есть ли у Вас хобби?

У меня нет хобби. На работе нередко приходится задерживаться допоздна, а в выходные и праздники при каждой возможности я езжу домой. Получается реже, чем хотелось бы, ведь дома скучают по бабушке две прекрасные внучки – Милана и Элина – ждут с подарками, с играми. Вот мой самый лучший отдых. И, честно говоря, ни на что другое у меня времени почти нет.

С детства я любила читать, узнавать что-то новое, путешествовать. Но как-то раз мы съездили всей семьей на Канары, и мой муж категорически заявил, что отныне больше никаких дальних перелетов, пляжному отдыху он предпочитает охоту и дачу. Так что иногда, если мне удается выбраться домой на открытие осенней охоты, мы ездим вдвоем, но стреляет только он, а мне всех жалко. В прошлом году муж отметил 50-летний юбилей, и я сделала ему подарок – мы съездили вдвоем в Чехию в Карловы Вары.
Что еще сказать про отдых? Загорать мне не нравится, плавать я не умею, потому что мама всегда боялась меня подпускать к воде, она тонула в детстве. Я не умею кататься на коньках и на велосипеде, их у меня не было – семья наша была небогатая, я старшая. Но нашим детям мы постарались дать все возможности для обучения различным навыкам.

Зато вот мое последнее достижение: когда я приехала в Уфу, научилась водить автомобиль, получила права. Своей машины пока нет, но периодически для практики езжу с инструктором по Уфе. Теперь в планах – еще и плавать научиться.

От имени наших читателей мы благодарим Марину Геннадьевну за интересную беседу и от души желаем ей исполнения всех ее планов, и профессиональных, и личных. Пусть будет счастлива ее большая семья и пусть процветает ее компания, добиваясь самых высоких показателей эффективности. А вокруг современных и чистых заводов пусть шумят прекрасные леса, колосятся тучные поля, текут хрустальные реки и живут здоровые, счастливые люди!




Интервью провела Ирина Толстенко
Фото Екатерины Резниковой

Календарь событий
Совет Главных Метрологов
Дата проведения: с 12 февраля по 15 февраля 2018г
www.sovet-npz.ru
Компания «Балтех»
Курс рубля на межбанковском рынке
ПокупкаПродажа
USD/RUB0.000.00
EUR/RUB0.000.00
Данные на

Forex: Курсы валют
EUR/USD0.000.00
Данные на 00:00 мск

Химагрегаты №44 декабрь 2018 г. Версия PDF
  • Российский Нефтегазохимический форум и XXVI Международная выставка «Газ.Нефть.Технологии-2018»
  • «НЕФТЕГАЗ-2019» Оборудование и технологии для нефтегазового комплекса
  • 17-я Международная выставка PCVExpo «Насосы. Компрессоры. Арматура. Приводы и двигатели»
  • 15-я Международная выставка «НЕФТЬ И ГАЗ» / MIOGE 2018»
  • 25-я международная специализированная выставка «НЕФТЬ, ГАЗ. НЕФТЕХИМИЯ»
  • 21-я международная выставка химической промышленности и науки
  • Международный симпозиум «Компрессоры и компрессорное оборудование» (Санкт-Петербург)
  • «Конференция INTRA-TECH» (Санкт-Петербург)
  • 14-й Российский Нефтегазовый Конгресс / RPGC 2018
  • 15-я Международная выставка «НЕФТЬ И ГАЗ» / MIOGE 2018
  • 16-я Международная выставка «Насосы. Компрессоры. Арматура. Приводы и двигатели»
  • Pinkov Sports Projects
  • Башкирская Ассоциация Экспертов
  • Российский Нефтегазохимический форум «Газ.Нефть.Технологии-2017»